Translate

вторник, 21 февраля 2012 г.

Полярная гонка. Гений или злодей?
 


       В  Антарктиде, на одной из вершин мыса Хижины стоит крест. На нём написана строчка из стихов знаменитого английского поэта Теннисона: «Бороться и искать, найти и не сдаваться»(в оригинале: To strive, to seek, to find, and not to yield).  Он установлен в память о Роберте Скотте. 


 

   Термин «полярная гонка» был введён Робертом Пири в интервью газете Daily Mail 13 сентября 1909 г. В этом номере были опубликованы планы экспедиции Скотта с комментариями известных полярников. Пири, кроме всего прочего, заявил:
"Можете мне поверить на слово: гонки к Южному полюсу, которые начнутся между американцами и британцами в ближайшие семь месяцев, будут напряжёнными и перехватывающими дыхание. Таких гонок мир ещё никогда не видел."
Но сражение развернулось не между американцами и англичанами , а между англичанами и…норвежцами.
Английская  экспедиция «Терра Нова» Роберта Фолкона Скотта проходила в острой конкурентной борьбе с норвежской экспедицией.  И главным достижением норвежцев  в этой битве, было покорение Южного Полюса 14 декабря 1911 года. Команда Скотта добралась до полюса 33 дня спустя и погибла на обратном пути, не дойдя до базы 240 км.
 Норвежскую экспедицию возглавлял Руал Амундсен.

И самое удивительно было то что он и не собирался на Южный полюс. Истинным его намерением было желание стать первооткрывателем Северного полюса! Вот что он писал:

«Следующей задачей, которую я задумал разрешить, было открытие Северного полюса. Мне очень хотелось самому проделать попытку, предпринятую несколько лет тому назад доктором Нансеном… Но вот, когда все уже было почти готово к отправлению, по всему миру распространилось известие об открытии адмиралом Пири Северного полюса в апреле 1909 года. Это, конечно, было для меня жестоким ударом!»
Но как писал    норвежский писатель Тур Саннес «Руал Амундсен, являл собой новый тип полярного исследователя. Он не был учёным, занимавшимся исследованием околополярных областей, подобно Нансену или
Норденшельду, или вдохновенным дилетантом, подобно Андре». Его главной целью были первооткрывательские рекорды!
Но после открытия Северного полюса осталось не так много недостигнутого. Практически единственным белым  пятном на картах оставался Южный полюс. Одержимый рекордами Амундсен, не рассчитывая на спонсорскую поддержку, решился в тайне от всех радикально изменить собственные планы, взявшись за покорение Южного полюса. Позже он напишет :
 Не могу сказать…, что достиг цели своей жизни. Это было бы уж слишком явной и откровенной выдумкой. Лучше… я скажу прямо, что, по-моему, ещё никогда никто из людей не стоял в точке, диаметрально противоположной цели его стремлений в таком полном смысле слова, как я в этом случае. Район Северного полюса — чего там! — сам Северный полюс манил меня с детства, и вот я на Южном полюсе. Поистине всё наизнанку!
 В изменившихся условиях Амундсен решил действовать скрытно: накануне выхода в море о его истинных планах знали только два человека: командир «Фрама» Т. Нильсен и брат-адвокат Леон Амундсен. Новый план выглядел так: выход из Кристиании не позднее августа 1910 г., первый и единственный заход в порт — на о. Мадейра, где предстояло объявить команде истинные намерения командира.
Но к тому времени уже давно готовилась и обсуждалась в прессе экспедиция к южному полюсу англичанина Роберта Скотта.

Скотт не ставил перед собой спортивных задач, рассматривая этот поход как испытательный: следовало опробовать различные технологии передвижения по ледяному покрову. Скотт был противником использования ездовых собак: считал, что они слишком прожорливы, в Антарктике нет дичи, чтобы их прокормить и т. д. (технология скармливания павших или намеренно убитых животных их собратьям, практикуемая норвежскими экспедициями, была абсолютно неприемлемой для Скотта). В тот период Скотт считал, что единственной тягловой силой в южнополярном походе должны быть люди.
И вот   Роберт Скотт приехал в Норвегию, чтобы испытать моторные сани для экспедиции «Терра Нова» и встретиться с известным исследователем Нансеном и Амундсеном — ведущими полярниками мира, проконсультироваться с ними и обменяться информацией: Скотт рассчитывал, что его экспедиция в Антарктиде (к Южному полюсу) и арктическая (покорению Северного полюса) команда Амундсена будут действовать по единому научно-исследовательскому плану. Амундсен не ответил на письма и телеграммы Скотта, а также на его телефонные звонки.
Скотт так и не знал о начавшейся невидимой гонке пока Амундсен уже не занял лидирующую позицию. 12 октября 1910 г., где была получена телеграмма Леона Амундсена (брата и адвоката Руала Амундсена) от 2 октября: «Имею честь сообщить „Фрам“ направляется Антарктику. Амундсен». Сообщение оказало на Скотта самое тягостное действие. Амундсен первый добрался до Антарктики и занял позицию на 60 миль ближе к полюсу. В специально побранной команде норвежца не было ни одного ученого, чтобы они в последствии не смогли посягнуть на его авторитет. Сгорая от нетерпения он ожидал возможности выйти как можно раньше , чтобы не оставить Скотту шансов. И не успела полярная ночь закончится как 1 сентября экспедиция была готова к выходу, в её состав входили 8 человек (кроме Линдстрёма — бессменного хранителя базы) и все собаки — больше 100. Первая попытка похода к Южному полюсу была предпринята 8 сентября 1911 года. Йохансен считал этот выход преждевременным, но обязан был подчиниться. Поход оказался неудачным: при температуре −56 °C лыжи не скользили, а собаки не могли спать. Взятая в поход водка замёрзла. 16 сентября Амундсен, имевший лучшую собачью упряжку, устремился обратно на базу, не позаботившись о безопасности своих людей, находившихся в более сложных условиях.
Возвращение превратилось в неорганизованное бегство, в котором каждый полярник оказался предоставлен сам себе. Интервал времени между возвращением членов экспедиции во «Фрамхейм» составил 6 часов. Во «Фрамхейме» даже не был зажжён фонарь, чтобы облегчить отставшим ориентацию в пространстве. На этом пути Йохансен спас менее опытного Престрюда от верной смерти в снежной метели и на экстремальном холоде −60 °C: у того пала вся собачья упряжка. У Йохансена даже не было палатки и примуса, их одолжил ему Хассель. Результатом были обморожения ног у трёх человек, лечение которых растянулось.
Немедленно по возвращении во «Фрамхейм» Йохансен, основываясь на своём опыте полярных путешествий с Нансеном, подверг резкой критике руководство Амундсена. Раздражённый оппозицией Амундсен исключил Йохансена из полярной партии несмотря на то, что он был самым опытным каюром экспедиции.
 Новый рывок был снова предпринят 20 октября . Впуть отправились пять участников полярного похода.
Полюса Амундсен и товарищи достигли 14 декабря в 15:00.
Амундсен полагал, его инструменты позволят определить местоположение полюса с погрешностью не лучше одной морской мили, поэтому он решил «окружать» полюс лыжными пробегами на удалении 10 миль от расчётной точки.
На полюсе была оставлена шёлковая палатка — «Пульхейм» с письмами Роберту Скотту и королю Норвегии.
В политическом смысле экспедиция привнесла много проблем в норвежско-британские отношения: британцы рассматривали Антарктику как зону своего приоритета, а гибель Скотта привела к крайне негативному отношению к самому Амундсену.
15 ноября произошёл скандал в Королевском географическом обществе в Лондоне: президент Общества — лорд Джордж Натаниэль Керзон произнёс двусмысленную речь. Амундсен описывал этот эпизод так:
Тщательно взвешивая слова, лорд Керзон обосновал приглашение меня в качестве докладчика, причём особо отметил то обстоятельство, что я приписываю часть нашего успеха собакам, после чего завершил свою речь словами: «Посему предлагаю всем присутствующим грянуть троекратное „ура“ в честь собак», — да ещё подчеркнул саркастический и унизительный смысл своего высказывания успокоительным жестом в мою сторону.
 А что же с экспедицией Скотта?
Его экспедиция отправилась в путь на месяц позже Амундсена, тоже в составе пяти человек. С самого начала экспедиции Скотта пришлось пережить немало трудностей, отчасти из-за ошибок руководителя, отчасти из-за стечения обстоятельств. Мотосани вышли из строя, а маньчжурских пони, которых Скотт предпочёл собакам, пришлось застрелить: они не выдерживали холода и перегрузок. Тяжёлые сани через расселины в ледяных глетчерах люди тащили на себе.
Команда Скотта на Южном полюсе 18 января 1912 года. Стоят: Уилсон, Скотт, Оутс. Сидят: Бауэрс, Э. Эванс. Это последняя фотография, сделанная группой Скотта.
Англичане достигли цели на месяц позже своих соперников, 18 января1912 года, и обнаружили на полюсе норвежский флаг и записки Амундсена. Скотт записывает в своём дневнике:
«Норвежцы нас опередили — Амундсен оказался первым у полюса! Чудовищное разочарование! Все муки, все тяготы — ради чего? Я с ужасом думаю об обратной дороге…»
Последняя страница дневника Скотта. 29 марта 1912 года.
Возвращение действительно обернулось катастрофой. Первым погиб унтер-офицер Эдгар Эванс, при падении с ледяного холма получивший сотрясение мозга; 17 февраля 1912 г. он умер, пробыв сутки без сознания. Вторым был капитан Оутс, отморозивший обе ноги. Он просил не задерживаться ради него, но товарищи не могли его оставить. Тогда Оутс утром 16 марта спокойно сказал: «Пойду пройдусь» и выполз из палатки; тело его так и не было найдено. Путешественников осталось трое. Последний лагерь Скотта находился в 11 милях (20 километрах) от лагеря «Одна тонна» с запасом продовольствия, но выйти из палатки и двигаться дальше им помешала сильнейшая вьюга; силы полярников уже были на исходе.
Последняя запись в дневнике Роберта Скотта сделана 29 марта 1912 года:
«Мы знали, что мы идём на риск. Обстоятельства против нас, и потому у нас нет причин
жаловаться. Смерть уже близка. Ради Бога, позаботьтесь о [не оставьте] наших близких!..»
Тела Скотта, Уилсона и Боуэрса и их дневники были найдены только 12 ноября. Судя по тому, что Скотт лежал в незастёгнутом спальном мешке и забрал себе дневники обоих товарищей, он умер последним. Обнаружившая их поисковая партия воздвигла над местом последней стоянки путешественников, ставшим их могилой, пирамиду из снега (каирн) и крест, сделанный из лыж.
  Сегодня в   Антарктиде, на одной из вершин мыса Хижины стоит крест. На нём написана строчка из стихов знаменитого английского поэта Теннисона: «Бороться и искать, найти и не сдаваться»(в оригинале: To strive, to seek, to find, and not to yield).  Он установлен в память о Роберте Скотте.
(основано на материале Викепидии)

 Вопросы которые хотелось бы обсудить:
1.      Кто из двоих исследователей вам больше нравиться, почему?
2.      «Победа любой ценой!» - кому из исследователей подойдет такой лозунг, правильно ли это?
3.      Действительно ли оно того стоит?
4.      Есть ли место подвигу сегодня?

Комментариев нет:

Отправить комментарий